Ох, чудит мозг эмигранта, или Что такое языковая регрессия?

«Надо заслайсить сыр, почекай, он, кажется, был у нас в бейсменте» — вас удивляет эта фраза? Но чем невинная просьба проверить, не осталось ли в подвале сыру, который стоит порезать к столу, хуже, чем наше естественное желание фолловить новых френдов, чекиниться в очередной локации, проапгрейдить приложения в смартфоне?..

Впрочем, разница все же есть. Мы используем языковые заимствования, как правило, чтобы продемонстрировать свою продвинутость, знание темы, следование современным тенденциям. А вот наши соотечественники, переехавшие за границу, так говорят в силу любопытного, но вполне закономерного явления, — языковой регрессии, плавной утраты родного языка после смены места жительства и под воздействием местного наречия другой языковой среды.

У явления language attrition две стадии: L1 (примитивизация синтаксиса, обеднение словарного запаса, появление акцента), а также L2 (полный лингвистический распад всех систем родного языка — морфологии, фонетики, синтаксиса — на фоне диффузии двух языков друг в друга). Причем, как уверяют ученые, достичь абсолютной грамотности в обоих языках, как правило, уже невозможно.

Что влияет на LA

Чем раньше человек оказывается в новой языковой среде, тем быстрее забывает родной язык и осваивает чужую речь: примерно до 12 лет синаптические связи, формирующиеся в мозгу, более гибкие и адаптивные. В зрелом возрасте уже не получится полностью забыть родной язык, но изрядно повредить его — запросто.

Зависит регрессия и от частоты применения языка. Бывает, что иммигранты живут обособлено и не общаются с носителями языка — тогда и регрессия у них не проявлена. А вот если они активно общаются внутри диаспоры билингвов, то регрессия ускоряется, причем на нее наслаивается так называемый «code-switching» — постоянное перепрыгивание из одного языка в другой при разговоре. Оба собеседника знают, что поймут друг друга, и не напрягаются, чтобы совершенствовать неродной язык.

язык

Связь с родным языком может ослабляться и из-а негативных эмоций или психотравм (например, расправы). В исследовании немцев-евреев, которые бежали из Германии в годы Второй мировой войны, ученые увидели, что испытуемые владеют немецким языком гораздо хуже, чем те евреи, которые эмигрировали в самом начале преследования, и погромы их не коснулись.

Факторы, которые сдерживают языковую регрессию, — это грамотность, образование, общая склонность к изучению языков.

Проявления регрессии

  • Заимствования слов. По большому счету, русификация западных реалий (например, «даунтаун») — это не регрессия, а в каком-то смысле обогащение языка мигранта, потому что таким образом он дает названия новым предметам и явлениям, с которыми сталкивается в непривычных реалиях.
  • А вот, скажем, «оказание эмоциональной помощи» вместо привычной русскому уху «поддержки» — это прямое калькирование и уже регрессия. Происходит это потому, что человек не может грамотно выразить мысли по-русски — такое явление часто характерно для детей мигрантов, которые родились и/или выросли в новой стране (например, они отправляются к другу, чтобы его «отхэппибездить»).
  • Более глубокое нарушение языка — это когда деградирует его морфосинтаксическая модель, то есть человек не может правильно подбирать падежи, ставить слова в нужный род и число, употреблять предлоги и располагать члены предложения в нужном порядке. Русские иммигранты в Америке начинают говорить: «Она сидела на этот стул» (вместо «на этом стуле»), «Они пошли на мосте» (вместо «по мосту»), «Я иду в Денвер в март » (калька с «I go to Denwer in March»).
  • Обратный перенос. Когда две языковые системы сближаются, наступает дикая диффузия: некоторые категории взаимозамещаются, хотя с точки зрения грамматики это неверно. Например, слово «evidence», которое в английском языке является неисчисляемым, обретает множественное число в речи англичан, давно проживающих в Израиле.

Впрочем, сами лингвисты склоняются к мысли, что даже у языковой эрозии есть бонусы, которые она дает людям — например, упрощает коммуникацию. Главное — не сжигать всем мосты: если человека снова погрузить в родную языковую среду, его мозг восстановить подавляющее большинство пробелов.

А если у меня такое?

Даже если вы не билингв, но заметили, что с русским языком стало «не айс», самое время взять дело в свои руки и пройти новый курс Викиум «Идеальный русский». За десять уроков вы научитесь грамотно и красиво излагать мысли, расширите свой тезаурус, обретете чудесное облако синонимов, которое позволит обходиться без упрощений и заимствований и перестанете сталкиваться с непониманием в личной и деловой жизни.

Читать далее
Опубликуй статью и получи 200 баллов!
Опубликовать